24 - 06 - 2017

Облако меток
Проекты
Мемориальная доска в честь трудового подвига наших земляков военного времени...
Фонд «Эшелон» готовит благотворительный концерт с участием пианиста Валерия Кулешова Нынешний осенний музыкальный...
Указ о награждении

Указ

 Президиума Верховного Совета СССР от 4 мая 1985 года

 “За мужество и стойкость, проявленные трудящимися Калининской области в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны, за заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-Морского флота в годы Великой Отечественной войны и за достигнутые успехи в восстановлении и развитии народного хозяйства, станция Бологое-Московское награждается орденом Отечественной войны I степени".

 

Хроники пикирующих бомбардировщиков

Бологовский железнодорожный узел бомбили точно по расписанию: вражеские самолеты с 20 часов до шести утра решетили станцию и подходы к ней.
Проезжавшие в военных эшелонах, видя развалины, спрашивали:
– Когда выгнали отсюда фашистов?
На самом деле Бологовский железнодорожный узел никогда не был занят. 

Его не отдали врагу ни тогда, когда он остервенело рвался со стороны Калинина осенью 1941 года, ни когда подходил со стороны Полоцка, Старой Руссы и Волхова. Неоднократные попытки овладеть важнейшим стратегическим центром продолжались вплоть до 1944 года, однако парализовать работу бологовских железнодорожников не удалось.
Октябрьская магистраль с первых дней войны стала прифронтовой. Осенью 1941-го Бологовское отделение оказалось изолированным от соседних − Московского и Ленинградского: 18 августа дорога была перерезана по главному ходу в районе Чудова, а 14 октября – в районе Калинина. Бологое оказалось в полукольце вражеского фронта, оставалась связь только с Калининской и Ярославской магистралями. На эти направления и легла вся тяжесть перевозок для четырех фронтов. Наркомат путей сообщения и руководство Октябрьской дороги, понимая, что на Бологовское отделение выпала основная доля нагрузок, оперативно приняли решение организовать южную часть Октябрьской магистрали с центром в Бологое. Сюда перебазировалась часть специалистов во главе с заместителем начальника дороги Борисом Саламбековым. И очень своевременно: вскоре блокада окончательно прервала железнодорожное сообщение с Ленинградом.


«Манна небесная»

…Это случилось в первый месяц войны. На станции Любинка вражеский бомбардировщик на бреющем полете пытался разбомбить движущийся по путям воинский эшелон. Однако в цель не попал. Осколочные бомбы, сброшенные с малой высоты, скользнули по полотну дороги и… не взорвались. 30 опасных «упаковок» остались лежать на главных путях, заблокировав движение поездов.
Чтобы доставить из Бологого специалистов-подрывников, потребовалось бы не менее двух-трех часов, оставив воинские эшелоны прекрасной мишенью для атак с воздуха. И тогда начальник маленькой станции Любинка Иванов решил сам убрать с путей смертельную «манну небесную». Одну за другой он выносил с железнодорожного полотна бомбы, каждая их которых в любую секунду могла взорваться у него в руках. Тридцать раз он шагал навстречу смерти и оказывался ее сильней…
В часы бомбежек ломались всякие графики, а промедление стоило больших потерь. Сложности в организации работы узла подстерегали на каждом шагу. Первой задачей было вытащить с узловых путей и укрыть военно-санитарные поезда с ранеными, эшелоны с бойцами, рассредоточить составы и вагоны с горючим, боеприпасами, продовольствием, боевой техникой, чтобы они меньше пострадали во время налетов. Это прибавляло маневровой работы, зато после бомбардировки при искореженных путях и стрелках эшелоны оказывались в основном целы.
После освобождения Тихвина и разгрома фашистов под Москвой движение на Бологовском узле стало интенсивнее. Но здесь случилась другая беда: подходило к концу топливо. С октября 1941-го по февраль 1942 года в Бологое оно почти не поступало. Израсходовали все дрова, сожгли старые шпалы. Собирали все, что могло гореть в топке паровозов, чтобы не остановить поезда. Кризисную ситуацию разрядил Окуловский бумажный комбинат: дал тысячу кубов баланса. Так продержались до подвоза угля.

С сигнальным флажком в руке

В эти неподъемно-тяжелые годы, отправив на фронт мужей, отцов, братьев, исконно мужские профессии на железной дороге заняли женщины. Заняли просто и буднично. Впряглись и потянули.
На 3-м посту механической централизации, где распоряжались маршрутами движения всех поездов – пассажирских и санитарных, воинских эшелонов и летучек, работала Клавдия Галузина. Каждую смену она поднималась по скрученному металлу, который и лестницей не назовешь, в самое пекло – на второй этаж поста и там орудовала рычагами управления стрелками. А сколько было этих стрелок! И у каждой стоял эшелон. И при этом надо было постоянно следить за небом: не показались ли самолеты? Бежать отсюда было некуда.
Стрелочница Аня Кузнецова, дежурившая на рыбинских путях, получила в тот раз задание от дежурного по 3-му посту срочно приготовить маршрут на выход санитарного поезда. В этот момент и появились вражеские бомбардировщики. У стрелочного поста стали рваться бомбы. Но Аня бросилась выполнять приказ: ведь в эшелоне были раненые. Когда переводила последнюю стрелку, ей осколком перебило обе ноги. Из последних сил выжав железную махину, подала машинисту сигнал двигаться. И уже не поднялась: скончалась тут же у стрелки с сигнальным флажком в руке.

Лампадка над зоной

Последнее воскресенье февраля 1942 года выдалось солнечным, с легким морозцем. Город переживал затишье. На заснеженное озеро выкатила детвора с лыжами и санками. Беда нагрянула внезапно, около полудня: из-за озера появилось около трех десятков бомбардировщиков. Летели низко. Никакой воздушной тревоги не подавали, и бологовцы даже решили, что это наши самолеты. Но мелькнули черные кресты. Пока самолеты разворачивались над вокзалом, люди успели укрыться. Бомбы стали рваться в южной горловине станции и центре города. Четыре бомбы были сброшены рядом с командным пунктом, где находился диспетчерский аппарат отделения дороги (ходили слухи и, как оказалось потом, обоснованные, что на станции действует группа завербованных наводчиков). 
Южная горловина станции полностью вышла из строя. Стрелочные переводы были разворочены. Прием поездов в парк и по главным путям полностью прекратился. Восстановительные работы продолжались несколько дней. А в ночь с воскресенья на понедельник подверглась бомбардировке и северная горловина станции. Эшелоны двигались по обходным боковым веткам.
21 июля 1942 года Указом президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий правительства и военного командования и проявленное при этом мужество была награждена большая группа железнодорожников. В их числе 44 работника Бологовского отделения фронтовой Октябрьской дороги.
В марте 1943 года гитлеровцы предприняли одну из наиболее масштабных попыток парализовать работу Бологовского железнодорожного узла. В течение 10 суток беспрерывно бомбили город, станции Бологое и Медведево. Это были самые жестокие за всю войну бомбардировки.
После каждого налета фашистские самолеты-разведчики фотографировали разрушения. Ночью, навесив на парашюты осветительную «лампадку», наблюдали развороченное бомбами земляное полотно, искореженные рельсы, разбитые вагоны и локомотивы, разрушенные здания. Это создавало впечатление мертвой зоны. Но гитлеровцы просчитались: Бологовский узел жил и работал, ни на один день не прекращалось движение поездов к фронту. Пропуск составов осуществлялся ночью, скрытно, при погашенных сигнальных огнях.
Бологовские путейцы вместе с восстановительными отрядами делали невозможное: в считанные часы производили разборку поврежденных участков, балластировку, укладку новых рельсов, и движение поездов возобновлялось. Локомотивные и кондукторские бригады при полном затемнении, зачастую с неоднократным изменением направления маршрута, обеспечивали безаварийное движение воинских эшелонов. Четкий ритм достигался благодаря массовому героизму машинистов и их помощников, составителей поездов, стрелочников, связистов и сигналистов, диспетчеров, руководителей станций и отделения дороги, сотрудников военной комендатуры. Бессменно руководил работой Бологовского отделения Иван Иванович Родионов, человек необычайной стойкости и самоотверженности.
А сами бологовцы-железнодорожники просто работали, геройства в себе не ощущали и на лице его не носили.
Маргарита СИВАКОВА

Врезка:
Государственный комитет обороны 3 января 1942 года вынес постановление «О восстановлении железных дорог». Форсированная реанимация такого решающего направления, как Москва-Бологое и далее до Ленинграда было названо первой «важнейшей оборонной задачей».

anua_kuznetsova.jpg
Последние новости
Мама всегда плакала, когда слышала эту песню. Скудные обрывки ее...
Бологовский железнодорожный узел бомбили точно по расписанию: вражеские самолеты с...
9 июня 1931 года по Октябрьской железной дороге между Москвой...
Конкурсы
13 июля 2013 года вышел в свет первый выпуск открыток...
В номинации "Железнодорожная родословная": 1 место: Инна Колоцей, 11 класс средней школы...
 Благофонд «Эшелон» объявляет о проекте «Железнодорожная родословная» На первом этапе - это сбор старых...

Учредитель благотворительного фонда бологовских железнодорожников «Эшелон» − Маргарита Сивакова. 

Родилась в Ленинграде. Позднее, когда отец был направлен работать в Бологовское отделение Октябрьской железной дороги и семья переехала на место жительства в Бологое, училась в 12-й средней школе .

Окончила факультет журналистики Ленинградского государственного университета. Работала в Смоленске, в редакции областной молодежной газеты «Смена». С осени 1985 года после переезда в Тверь (Калинин) пришла в «Тверскую жизнь» (тогда еще «Калининскую правду»).

- Во мне живет уверенность, что будет ли публикация в газете скучной или интересной зависит не от темы, а от журналиста, точно также как от человека зависит, будет ли его жизнь тоскливой или радостной и насыщенной. Вот в таком состоянии духа я нахожусь и рада единомышленникам, команда которых, уверена, многочисленна.

Добровольческий совет благофонда «Эшелон»:
председатель:
МАРТЫНОВ Владимир Федорович
члены совета:
ГАВРИЛОВ Валентин Васильевич, глава города Бологое
НЕЧАЕВА Жанна Анатольевна, директор ПУ-7,
САУРЕНКО Елена Анатольевна, редактор газеты «Перекресток всех дорог»
СИВАКОВА Маргарита Михайловна, директор благофонда «Эшелон»
СУДАКОВА Ирина Александровна, директор Бологовского музея им. Н.И.Дубравицкого
СУЦКОВ Николай Алексеевич, председатель профкома Бологовского железнодорожного региона
Члены Попечительского совета фонда:
Татьяна Иванченко - журналист газеты "Тверская Жизнь"
Алексей Яковлевич Нестеров - председатель Бологовского районного совета ветеранов войны и труда
Борис Федоров - заслуженный художник России, академик Российской академии художеств
            Добровольческая команда благофонда "Эшелон" успешно разрастается. Мы все в нашем "Эшелоне" проводники памяти, памяти между поколениями. С благодарностью называю имена Валентина Гаврилова, Николая Калинина, Бориса Павловича Трофимова и Игоря Хвощевского (ТЧ-4), Владимира Волкова,  Вадима Сауренко, Владимира Мартынова, Владимира Одинцова, Андрея Гурьева и Тамары Андреевой ("Гудок"), Ольги Комлевой, Ирины Степановой, Галины Федоровой, Владимира Владимировича Смирнова, Андрея Суязова, Юлии Паутовой, Анны Ивановой и Евгении Егоровой, Дмитрия Фесенко, Павла Яковлева, Виолетты Мининой, Натальи Чарухчевой, Николая Суцкова.
Расчетный счет благофонда «Эшелон» открыт в филиале «ОРБИТА» ОАО КБ «Торжокуниверсалбанк».
Собранные средства и пожертвования пойдут по целевому назначению на возведение в Бологое монумента героям-железнодорожникам, мужественно и доблестно трудившимся на Бологовском узле в годы Великой Отечественной войны.
№  расчетного счета благофонда «Эшелон» – 40703810000550003183 
Реквизиты банка:
адрес: 170005. г. Тверь, ул. Мусоргского,12.
ОГРН 1026900000170
ИНН 6915001057
КПП 695202001
БИК 042809903
к/с 30101810900000000903
ОКПО 50343461
Пожертвования направлять с пометкой: «На возведение монумента героям-железнодорожникам»
Мы благодарны за любую посильную помощь и поддержку.